silence

О чем молчат клиенты…?

    Визит к психологу – это всегда очень волнительно. Во-первых, потому что люди психологов побаиваются (а вот астрологов, гадалок, и прочих – нет. Ну где справедливость, ей-Богу!). Во-вторых, потому что обычно идут не с благой вестью, а с проблемой. Причем, в случае наших клиентов, проблема запущена, человек живет с ней давно, а приходит, когда совсем уже невмоготу. И вот приходит человек к психологу (дошел же, не поленился, не дал волю страху), а психолог, как на зло, гештальтист. Человек речь подготовил, правильные слова подобрал, чтоб о проблеме своей поведать, а тут психолог ему ляп вопрос: «А что с Вами сейчас?». Клиент в шоке -  «а правда, что?» или в бешенстве — «какая разница, что со мной сейчас, когда тут такая проблема (была)», а психолог ему снова: «А что Вы сейчас чувствуете? Ну вот прямо сейчас?». Клиент в недоумении, думает, неправильный психолог какой-то попался (это в лучшем случае, а в худшем – думает, вот я невдалый, даже в качестве клиента). Как показывает мой опыт, первое, о чем молчат клиенты – это актуальные переживания, это то, что происходит с человеком вот прямо сейчас, когда он, как на ладони, сидит перед  психологом. А как показывает опыт всего гештальтистского сообщества, начиная от Перлза – это и есть самое важное в терапии.

      Итак, жила была себе одна барышня по имени Ася. Ася была умной и ходила на лекции. Однажды лекция происходила на свежем воздухе. Ася сидела, слушала лекцию с серьезным видом и, казалось, понимала значительно больше, чем я. Я думала, ай да Ася, ай да специалист! После лекции, уже на группе, разговорившись, выяснилось, что все время лекции Ася напряженно думала. Нет, не про эмоции и чувства (по теме лекции), а об осе. Оказывается, к Асе под юбку залетела оса. Ася осу боялась, но т.к. была очень умной, и приличной, не могла вскочить с места, закричать, поднять юбку до ушей, выгнать оттуда осу и усесться спокойно обратно. Ася терпела целый час, лекцию конечно, вопреки всем попыткам, она слушала в пол уха, т.к. оса и размышление о возможных способах избавиться от нее занимали Асю куда больше. Так же и в психотерапии: актуальные переживания, которые рискуют остаться без внимания «правильного», с точки зрения клиента, психолога – это оса под юбкой, а тщательно подобранные слова для описания проблемы – это лекция. Почему же «оса под юбкой» так важна? Неужели то, что я чувствую сейчас, вот прямо сейчас, важнее того, с чем я пришел, так долго решался, пол ночи не спал, нервничал? Да! Может, не важнее, но как минимум, также заслуживает внимания. Этот случай с осой очень много может рассказать про Асю, дать огромное поле для исследования, ведь жизнь как голограмма, в каждой маленькой частице отражается весь спектр. Например, Ася может задаться вопросом, что же ее остановило от спасения себя от осы прямо на лекции? Ася беспокоилась о том, как будет выглядеть в глазах окружающих? Волновалась о том, что привлечет к себе слишком много внимания? И в этом маленьком случае очень много всего про Асю, и если начать его разбирать с умными гештальтистскими вопросами типа «А так Ты часто в жизни делаешь?», то может оказаться, что да, часто вместо того, чтобы последовать за своими желаниями, или нуждами, Ася думает о приличиях, а не о себе, и может это правда большая проблема Аси, и она тут же вспомнит о  массе подобных случаев, жутко ранивших ее в свое время. Или с точностью до наоборот, Ася может найти в этом свой ресурс, возгордиться своими волевыми способностями, опираться на них в решении сложных проблем уже осознанно, и с радостью за себя.

         История, рассказанная клиентом психологу, является неполной, если к ней не приложены актуальные переживания, ситуация (то самое, злополучное, тревожащее и раздражающее до безумия «здесь и сейчас»). Ведь то, о чем рассказывает человек, не может не отразится на его переживаниях в момент рассказа, а с этим уже можно что-то делать, но для начала, необходимо ЭТО высказать.

       Как мне кажется, трудность рассказать об актуальных переживаниях (а прежде этого, обратиться к ним, осознать их, облечь в слова) кроется изначально в смущении. Ведь правда трудно вот так взять и выдать малознакомому человеку, что с тобой происходит. И это не потому, что клиент такой вредный, а природа человека – коварна. Вовсе нет. Это происходит из-за сопротивления. Я вывела свое, слегка математическое определение сопротивления в психотерапии – это обратная величина тому, какие мысли и чувства клиент может позволить себе помыслить и почувствовать в присутствии другого. Мне в этом случае (как и в бесчисленном множестве других) помогает признание этого самого смущения, сопротивления, и разрешение этому быть. После такого разрешения обычно некоторая доля смущения проходит, доверие возрастает, а клиенту уже может прийти что-то в голову в качестве ответа на вопрос что же с ним сейчас. На этом этапе очень важно помочь человеку это назвать. Бейте меня шестеро, но в этом месте обычно помогает некоторое перечисление возможных чувств. Для этого у самого психолога может быть припасён некий словарик чувств с его собственным их пониманием. А еще это хорошее место, где стоит заглянуть в себя самому психологу: что он сам вот прямо сейчас чувствует, что бы он чувствовал на месте клиента, что, как ему кажется, клиент чувствует (это, кстати, именуется волшебным словом эмпатия). Эмпатия, раскрытие своих чувств, предложение словарика чувств на выбор клиента – все это может помочь человеку продвинуться в описании и осознании своих переживаний в «здесь и сейчас».

       Когда чувства высказаны – в любом виде: словом, жестом, метафорой, — можно выйти на потребность человека (опять таки, актуальную). Пришло время второго классического вопроса гештальтистов «Что Ты хочешь?». Ну, это в общем виде. В частности же, полезны вариации на тему, а именно, «чего конкретно Тебе бы сейчас с этим (упоминание актуальных переживаний) хотелось сделать?» или «могу ли я что-то сейчас для Тебя сделать?». Вспоминая свой клиентский опыт, мне в этом месте обычно очень помогает осознать, чего же я хочу, в чем же я нуждаюсь, признание психолога в том, что ему хотелось бы сделать для меня сейчас, сказать мне. То, что терапевту хотелось бы сделать для клиента – это не всегда то, что нужно клиенту, но оно подсказывает направление, в котором можно мыслить и обычно помогает ощутить потребность (конечно же, только в том случае, если психолог не настаивает, сбивая клиента с толку своим напором, а предлагает варианты, приглашает к размышлению на тему). Здесь же можно провести параллель с собственно историей клиента, которую он рассказал, которую представил как запрос.  Ведь эти истории (история клиента и история актуальных переживаний на встрече с психологом) могут быть связаны – и тогда инсайту быть!

        Инсайт – как утверждает Нифонт Долгополов, это такое осознавание, в котором обязательно присутствует  матерный компонент. Инсайт – это самое пиковое, драматичное место в терапии, некоторые делают из него шоу, а возможных клиентов (да и юных терапевтов, чего уж греха таить) это вводит в заблуждение, что инсайт – это цель и завершающий этап терапии. Это не совсем так. По крайней мере, для клиента, который пришел за конкретным результатом – изменением ситуации. Поэтому дальше может последовать обсуждение возможностей (ресурсов) реализовать обнаруженную потребность, и тем самым, возможно, разрешить ситуацию, с которой пришел клиент. Это кропотливая и важная работа, помогающая клиенту встроить свое новое осознавание, инсайт в свою картинку мира. Другими словами, принять наработанное в ходе общения с психологом, попробовать жить по новому, в мире, где уже есть эта новая информация (пусть речь о мире внутреннем, а изменении – лишь как в изменении отношения к ситуации).

          А если все же история никак не отражается на переживаниях? То это тоже материал для работы. Как и почему получается так, что человек рассказывает о том, что никак его не трогает в настоящем? Как часто так бывает в его жизни? Замечает ли он, что говорит не о том? Удовлетворяется ли клиент таким результатом? Может эта история не так важна, как та, о которой клиент молчит? Ведь о том, что насыщено чувствами, которые трудно/стыдно/больно переживать, трудно и говорить…

      Если сновидения – это королевская дорога в Бессознательное, то актуальные переживания, т.е. переживания клиента непосредственно когда он сидит перед психологом – это королевская дорога к изменениям. Ведь изменения возможны только в настоящем и начинаются они с ситуации, когда клиент и психолог сидят друг напротив друга.

Автор — Валерия Валова- гештальт-терапевт МГИ

 

Полезная статья? Расскажи друзьям
Общайтесь с нами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>