Как без тебя я проживу, болезнь моя? (Т.Тадыка, Одесса)

      В основе материала – лекция, прочитанная в рамках проекта «Одесский лекторий: гештальт в лицах» 31 октября 2012 г. Материал посвящен анализу популярных понятий в рамках психосоматического подхода и является авторским взглядом на проблемы психотерапии психосоматических расстройств в гештальт-подходе.

     Психосоматика – это термин достаточно новомодный и особо популярный в последние 50-60 лет. Очень часто ему ошибочно придают пренебрежительное значение. Когда говорят «а, это психосоматика» – как будто подразумевают, что у человека не настоящая болезнь, а так, почти притворство. Но речь как раз идет о полноценной болезни. Психосоматическими называют заболевания, где прослеживается связь между психологическими сложностями человека и тем, чем он болеет.

     До того, как появилась медицина, людей тоже лечили – знахари, шаманы, священники. С позиций 19-го века этот подход к лечению стал казаться иррациональным и неправильным. Ведь в 19-м веке очень бурно развивалась наука, и сильно изменилось в целом отношение к медицине, она стала более функциональной и лабораторной. При этом по сравнению с физикой, например, – очень древней, «аристократичной» наукой, – медицина была новой, современной, очень молодой. И, как всякой выскочке, ей хотелось продемонстрировать, что она еще большая аристократка. Поэтому медики стали отрицать все наработки знахарей, священников, шаманов как глупость. Раньше врачи опирались на свой богатый клинический опыт, на то, как пациент выглядит, говорит, какого цвета у него кожа, и т.д. А также – из какой он семьи, чем занимается, как складываются его семейные отношения… Все это опытный врач учитывал, когда лечил своего больного.

      Но по мере развития науки все это тоже стало считаться заблуждениями. Врачи опирались уже на анализы, на рентген и т.д. Все чаще между врачом и пациентом стало появляться что-то третье – листок бумаги, механические устройства, аппараты. Неизбежная объектификация терапии в 19 веке дошла до крайности. Проницательное, творческое понимание врача становилось все менее необходимым для диагноза.

     Позднее даже почтенная физика засомневалась в основополагающем принципе детерминизма (то есть в том, что у каждого явления есть четкая причина, которую можно определить научно), засомневалась и пересмотрела этот принцип. А медицина долгое время и не пыталась ничего пересматривать. «Теперь болезнь не означает того, что происходит со всем человеком, а означает лишь то, что происходит с его органами. Поэтому первоначальная естественная миссия врача – подход к болезни как к целому заменяется более мелкими задачами локализации болезни, ее идентификации и отнесения ее уже к установленной группе заболеваний» (С. Цвейг, «Лечение духом»).

     Потом стали накапливаться удивительные несоответствия. Анализы подтверждают болезнь, а ее у человека нет, и наоборот… Что-то опять не сходилось. Медики встречались с растерянностью. Человек ходит от врача к врачу, говорит, что ему плохо, а анализы показывают, что он здоров, фактически – у него ничего не находят. Постепенно отношение к таким пациентам складывалось почти как к симулянтам или аггравантам1.

     Тем не менее, количество фактов росло, и сейчас медики возвращаются к тому, от чего категорически отреклись. Важны не только локализация органов, анатомические изменения и анализы. Важен сам человек, его переживания, его жизнь, контекст его жизни и все остальное. Оказалось, что очень часто сама болезнь развивается в результате того, что человек испытывает те или иные психологические сложности.

     Я уже слышала, что врачи стали направлять к психотерапевтам и психологам тех своих пациентов, перед болезнью которых они сами чисто медицинскими традиционными способами оказываются бессильны. Казалось бы, лечение подобрано, но не становится лучше. Какое-то небольшое улучшение обязательно ведет за собой ухудшение. И они рекомендуют обратиться к психологу…

     Полный текст читайте: Как без тебя я про живу, болезнь моя? / / Гештальт-обзор 2013, № 2 Сборник материалов Украинского филиала Московского Гештальт Института.

      Таисия Тадыка– врач-психиатр, гештальт-терапевт, супервизор, ведущий тренер МГИ. 25 лет клинической, 15 лет психотерапевтической практики. Сфера интересов: индивидуальная и групповая психотерапия, супервизия. Ведет обучающие программы, авторскую телесно-ориентированную программу «Экзистенциальный опыт рождения», специализацию по психосоматике.

Ссылка в youtube http://www.youtube.com/watch?v=NNZgxnQLMk8

© Т.Тадыка, 2013

Полезная статья? Расскажи друзьям
Общайтесь с нами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>