3 часть Лекции о супервизии в рамках проекта 3 ступени

    Денис Хломов. Для меня важна некая позиция супервизора и она определяется как терапия терапевта в его профессиональном пространстве и качестве. Почему это для меня важно как определение, потому что терапевт в сессии с клиентом один и поддержать его терапевтическую позицию, погружая его в регресс очень трудно, невозможно. И здесь важный водораздел, который определяет разницу между терапией и супервизией – это равные отношения, в которых я не допускаю и  не поддерживаю регресс терапевта. Т.е. в той точке, где начинается регресс, где возникает бессилие и отчаяние – это не к супервизору. Я, как супервизор, нахожусь в его профессиональном поле, это не значит, что мы не исследуем его личностные заморочки, потому что терапевт создается формированием некой двойственности, когда я с одной стороны есть чувствующее, переживающее, потому как чувства и переживания – это мой индикатор поля, это мое Бытие здесь в пространстве, а с другой стороны – я нахожусь в пространстве анализа, принятия определённых решений, разделения их с клиентом, в каких-то точках выбора и так далее. Если есть эти два пласта – это терапевт, если они сливаются – то я становлюсь не очень эффективным терапевтом. Такая квинтэссенция всего этого, это супервизия Олега Немиринского, которую он проводил у меня на глазах, когда терапевт вышел из сессии  и заливается слезами. Олег посмотрел на него, посидел-посидел, открыл портфельчик, достал оттуда конфетку и ушел. Потому что, по большому счету, это не поле для супервизии, это к терапевту.

    Медреш Евгений: Очень интересный диалог получается с Денисом.

  Людмила Кумпан: Есть вид терапевтической супервизии, только он проводится в особых случаях, когда терапевта невозможно оставить, если он стал клиентом.

   Денис Хломов — Супервизия шьется по терапевту, по тем задачам, которые решаются. Терапевтическая условно супервизия очень важная и если говорить про мой подход и деление, т.е. первая супервизия – это учебная, методическая: процесс-анализ, включенная супервизия (с обсуждением в процессе терапии с группой или супервизором),  групповая в различных формах (мультимодальная, группе назначаются роли для людей). Обучение состоит из двух частей: 1 — присвоение материала, усвоение опыта, некоторое подражание учителю; 2 — выработка своего собственного стиля, каждый из нас работает собой и работа эта будет разная.

     Евгений Медреш – да это типы супервизора. Денис сказал хорошую фразу: «Я не допускаю и не поддерживаю регресс терапевта». Я бы чуть переформулировал: я допускаю, но не поддерживаю, потому что мне как супервизору принципиально  важно, в каком месте терапевт уходит в регресс. (тренера дружно кивают в знак согласия :-) )) И как супервизор я веду себя как массажист, потому что как терапия – это массаж бессознательного, так и супервизия – массаж бессознательного.   И в этом смысле мне важно, в каком месте напряженная мышца у терапевта. Некоторые терапевты уходят в регресс как раз, когда его спросить, что ты чувствуешь в ходе сессии. Реакция может быть такая:

- Терапевт: «Что я чувствую???! Не важно…там вот…при чем тут, что я чувствовал??!!, была такая фигура…(говорит эмоционально, подпрыгивая, прикрикивая)».

- Супервизор: «А что сейчас с тобой?»

     Это регрессивное поведение и тогда я понимаю, что наиболее ломкое место у терапевта – это контакт с собственными чувствами.

     Другой терапевт уходит в регресс, когда он говорит:

 - «ой, в этом месте я так порадовался, а потом было так тепло и нежно…»

- Супервизор: «Хм, прости, я стесняюсь спросить, что именно ты делал? Какая была твоя стратегия?»

- Терапевт: «Ты меня сейчас этим вопросом режешь. Я тебе про чувства, а ты мне про стратегию…(((Ты меня еще про фигуру спроси!»

- Супервизор: «Кстати какая фигура?»

И тут такая губа…дрожит, конфета….

Тогда понятно, где ломкое место у этого терапевта.

И мне как супервизору ясно место, в котором терапевт уходит в регресс. Я допускаю, но я не поддерживаю регресс, я не хватаюсь радостно и начинаю терапевтировать, лечить. Для меня вид терапевтическая супервизия не очень понятен, для меня динамическая супервизия, то чем я сейчас как супервизор буду терапевтичен: то ли тем, что буду обнаруживать его чувства и как они проживались в ходе работы, то ли обнаруживая его сложности проживания мозга в его работе. У терапевта две сложности: сложно переживают наличие у себя мозга, либо переживают сложно наличие у себя души. И тогда дидактическая супервизия помогает поверить терапевту, что у него есть мозг, а динамическая помогает поверить, что у терапевта тоже есть душа, чувства, бессознательное и что он тоже человек, хотя уже ТЭРАПЭВТ.

Продолжение следует….

Полезная статья? Расскажи друзьям
Общайтесь с нами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>